«Поддержка отечественного искусства и культуры — это тоже импортозамещение» 1
Интервью Люди Статьи в журнале

«Поддержка отечественного искусства и культуры — это тоже импортозамещение»

14.06.2022

«Поддержка отечественного искусства и культуры — это тоже импортозамещение»

Уважаемый Феликс Романович, скажите, пожалуйста, как Вам видится будущее экономическое развитие России в современных сложных исторических условиях?

— Трудно быть пророком в своем отечестве, особенно когда отечество в таком непростом положении. Но я глубоко верю в свою Россию, я даже не сомневаюсь, что все эти трудности — это как эпидемия, в результате которой что-то поменяется, что-то будет, конечно по-другому немного, что-то совсем по-другому. Но я думаю, что Россия переболеет этой инфекцией и выйдет, наоборот, здоровой, сильной. Даже не сомневаюсь.

Вы много времени, в своей жизни, посвятили укреплению культурного имиджа нашей страны. Сегодня коллективный запад пытается делегимитизировать понятие «русская культура». Какова должна быть, на Ваш взгляд, культурная и геополитическая стратегия России?

— Вы знаете, если люди не любят свою страну, то и окружающих тем более не будут. Прежде всего надо позиционировать нашу отечественную культуру. Это касается и кинофильмов, и живописи, и балета, и всех-всех аспектов. Очень важно всегда показывать, что Российская культура — это огромная культура, это часть мировой культуры. Это безошибочная позиция. В этом я убедился, прожив 10 лет и проработав в Манхеттене в центре другой культуры.

А там была русская культура?

— Конечно! Была «Русская Всемирная Галерея». Меня даже мер Джулиани приглашал, просил, чтобы я галерею назвал «Комарофф», через два «ф», или каким-то еще другим, но я оставил имя «Русская Всемирная Галерея», вот это тоже очень важно — сохранять свое лицо, свою позицию.

Можете пару слов рассказать о своих проектах?

— Давайте будем говорить об одном большом главном проекте под названием «жизнь». Думаю, сейчас от выполнения этого проекта очень много зависит. Такая непростая точка. Мы должны набраться прежде всего терпения, уверенности, настойчивости. Каждый должен хоть чуть-чуть вложить в это. Маленький шажок. Знаете, как про Американского космонавта говорят: «маленький шаг для человека и огромный прыжок для человечества». Сейчас нам надо что-то подобное сделать. Каждый сделает маленький шаг, и вся наша Россия сделает большой прыжок. Из этой непростой ситуации мы должны однозначно выйти не побежденными, как хотелось бы многим, а победителями. Это очень важно. Для нас, для наших детей, внуков, для России.

Расскажите, кто Ваш любимый писатель или какая у Вас любимая книга?

— Можно было бы упомянуть писателей, которые и думали, и писали на другом языке. Но мне кажется более уместно, и это на самом деле правда, мой самый любимый писатель с детства — это А. С. Пушкин. Находясь в Манхеттене, у себя в клубе «Москва» (на день рождение, кстати, вот который недавно прошел), почти 20 лет назад, даже больше, я сделал спектакль «Каменный гвоздь». Сам режиссировал его, сам подбирал актеров. Все актеры были американцы, были и с разным цветом кожи люди, был большой успех, такое интересное прочтение этого. Так что Пушкин.

Выступил Евтушенко Женя, написал пару стихов мне, могу одно прочесть. Оно в теме:

«По виду он к пиратству склонный турок,

В душе он хореограф и поэт.

Вокруг него Шемякинских фигурок

Пленительный божественный балет.

Еще он удивит наш скучный мир,

Творящий ювелиров ювелир»

Вот на фотографиях, которые делали здесь, иконы. Я очень много уделяю и уделил в своей жизни внимания тому, что люди вывозили за границу. Более 900 икон привез вернул в Россию. Приобрел на аукционах, галереях, у частных лиц. Бережно, деликатно их реставрировал. Думаю, в ближайшее время они вой­дут в коллекцию храма икон, который откроется в Санкт-­Петербурге.

Вокруг меня Вы видите много лягушек. У меня их больше 17 тысяч. Я в книге Гиннеса, это самая большая коллекция. Сейчас не будем говорить, что такое лягушки. Это признак или атрибут или еще что-то, который приносит деньги. Как-то все в эту сторону заворачивают. Хочу сказать, что каждый коллекционер думает о судьбе своей коллекции, что будет потом. Много на моем веку уходили коллекционеры и уходила их коллекция. Родственники, наследники неделикатно распоряжались, и она переставала жить.

Лягушки… я подумал, что я сделаю в Москве два здания, таких домика ква-ква, там в центре ресторан, точка общепита. Там будут стоять тысячи лягушек, играть музыка и каждый день туда будут приглашаться 3‑4 группы деток из больниц, детских садов, интернатов. Тем, кому недодали детское счастье. Пусть они его получат. Вот мне это очень нравится.

А живые лягушечки там будут?

Живые… ну не знаю, наверное, да будет аквариум, живые лягушки. Вы же тут тоже видите аквариум, желтенькие лягушки необычные.

PS (вне интервью): Единственное что я хотел бы, чтобы вот к этим фотографиям, я бы написал названия, потому что, я более тонко… вижу. Название на обложку неплохое придумал…

Вот тут, где я с лягушками можно сказать: «ФР с братьями нашими меньшими».

На фоне икон даже без комментариев.

Вот то, что в спальне портрет можно сказать: «20 лет тому назад. Нью-­Йорк». Это портретист, который Буша писал, написал мой портрет.

На фоне бюстов — это Эрнст Неизвестный. Это бюст Неизвестного, а это Григорий… ну не важно. Главное я участвовал и в том, и в том бюсте. Лез, ковырялся, мешал и попал под немилость авторов, а здесь Модильяни, Конфуций.

Такие вспышки в моей жизни.